//Наследники «Красной собаки» румынские наемники на Украине продолжают «традиции» дедов

Наследники «Красной собаки» румынские наемники на Украине продолжают «традиции» дедов

27 мая — iatochka.news, 10:15. Румыния строит крупнейшую в Европе базу НАТО и отправляет своих наемников «за ленточку», о чем официально заявляет Минобороны России. А русское Приднестровье и Крым хорошо знают, на что способны румыны по отношению к «примитивной славянской расе», к которой отец-основатель их национализма отнес русских. Недобрые традиции дедов-фашистов в этой стране не забыты. Подробнее об истоках националистического культа Йона Антонеску, за кровожадность прозванного «красной собакой», и особенностях «воссоединения» по-румынски — в новом материале цикла «ТОЧКА в истории».

wikimedia
Фото: wikimedia  

Террористические румыны

На днях была установлена личность лидера румынских наемников, которые воюют на стороне ВСУ на территории Украины. Им оказался некий Серджиу Месесан с позывным «Гетотак», в гражданской жизни IT-специалист.

Всего же по данным Минобороны России с февраля 2022 года из Румынии в «незалежную» прибыли 784 наемника, из которых в составе «Интернационального легиона» была создана отдельная группа «Гетика». Правда, сейчас, по сведениям российского оборонного ведомства, эта группа уже ополовинена. Вооруженными силами России было уничтожено 349 румынских «военных специалистов».

Интересно и то, что «Гетика» в основном специализировалась на проведении совместно с так называемым «русским добровольческим корпусом» (организация, признанная экстремистской и террористической в России) разного рода диверсионных, а говоря прямо, карательно-террористических миссиях.

В истории Румынии подобная «специализация» прослеживается максимально четко и была явлена даже раньше 1941 года, когда Румынское Королевство вступило в войну на стороне Третьего Рейха. И эту историю неплохо бы вспомнить, чтобы понимать, откуда у румынских наемников растет их нездоровый «активизм» и тяга к террору.

Начали с «воссоединения», закончили оккупацией

Начать эту историю стоит с декабря 1917 года, когда после Октябрьской революции от бывшей Российской Империи уже вовсю отваливались огромные территории. А кто-то их осознанно «отламывал». Так получилось и с Бессарабией (грубо говоря, часть современной Молдавии с заходом в Приднестровье), куда под предлогом пополнения продовольствия вошли румынские войска и попросту оккупировали этот регион.

Здесь очень важно помнить, что в Румынии и сейчас активно развивается исторический и политический миф о том, что Румыния и Молдавия – это фактически «одна страна и один народ». И вообще, та самая «оккупация» была ни разу не «оккупацией», а «воссоединением».

freepik
Фото: freepik

Данное «воссоединение» продлилось до 1940 года. И, как пишет молдавский журналист и исследователь Елена Соколяну, за 22 года принесло Бессарабии следующие впечатляющие результаты:

«За 22 года румынской оккупации Бессарабия вышла на первое место в Европе по смертности населения, ее покинуло свыше 500 тысяч человек, были расстреляны десятки тысяч местных жителей, выступавших против оккупации, около 200 тысяч умерли от голода».

В 1940 году Красная Армия румынских «воссоединителей» из Бессарабии выбила. Но, к сожалению, не слишком надолго. В 1941, в качестве союзников гитлеровской Германии они вернулись вновь. С куда более кровавыми последствиями не только для Молдавии, но и для других регионов Советского Союза.

«Великий кондукэтор»

Здесь нужно несколько отвлечься от рассказа о военных преступлениях румынских войск, и вспомнить такого деятеля, как Йон Антонеску, который и сейчас является краеугольным камнем румынского националистического мифа. Если совсем упрощать, то это такой румынский Бандера, только куда более масштабный, разрушительный и буйный, нежели «главный украинский нацист».

Если ознакомиться даже с самой краткой версией его профессиональной биографии, то создается ощущение (даже на фоне далеко не однозначных с точки зрения клинической психиатрии диктаторов того периода), что он был «отбитый на всю голову».

В частности, с 1907 и 1918 Антонеску прославился особой жестокостью в подавлении румынских крестьянских восстаний. Например, в 1907 году он дал приказ вести по крестьянам артиллерийский огонь. За это от «благодарного» населения он получил прозвище «красная собака» (красная – потому, что был рыжим).

В 1919 году он принимал участие в разгроме Венгерской Красной армии и взятии Будапешта, которые сопровождались оккупацией Венгрии (изначально румыны обещали просто освободить страну от «красных»), реквизициями, то есть грабежом, который даже современные западные историки маркируют именно как мародерство, а потом еще и требованием от Венгрии отдельных репараций в пользу Бухареста, помимо общих репараций от Центральных держав, проигравших в Первой мировой.

Путь Антонеску к политической власти – это вообще отдельная история, больше похожая на детектив. Он был под арестом, выпущен под давлением общественности, сдружился с румынскими фашистами из «Железной гвардии», которых потом уничтожал при непосредственном одобрении этих действий Гитлера.

wikimedia
Фото: wikimedia

Так или иначе, но в конце января 1941 года Антонеску провозгласил себя «кондукэтором» (вождем) Румынии и установил режим личной диктатуры. То есть упразднил партии, парламент, вообще все ветви власти, выстроил систему управления государством, основанную на собственных указах-законах. В общем, проделал примерно то же, что и Карлис Улманис в Латвии, о чем ИА «Точка» писала ранее.

Одним из первых приказов Антонеску в статусе кондукэтора была высылка 40 000 румынских евреев в германские концлагеря. И это было только начало.

«Войдем в историю как варвары. Стреляйте из пулеметов!»

Румынские войска вновь вошли в уже советскую Бессарабию и Приднестровье 16 июля 1941 года. В первые же несколько дней в Дубоссарах, Рыбнице и других районах было уничтожено 18 тысяч евреев.

Далее, в Одессе в октябре 1941 года режим Антонеску за неделю истребил 30 000 евреев.

В ноябре оккупационный губернатор Бессарабии докладывал, что на вверенной ему территории «еврейская проблема решена». «Решение» заключалось в ликвидации 90% еврейского населения региона или 350 тысяч человек.

В Рыбницком концентрационном лагере вообще строили памятник Антонеску, что снова намекает нам на то, насколько все нетривиально было в голове у этого человека.

Но параллельно с «решением еврейского вопроса» с не меньшим энтузиазмом Антонеску взялся за вопрос «славянский». В Одессе, например, после уничтожения штаба румынских войск в конце октября 1941 года целенаправленно, в качестве акции возмездия было уничтожено 25 000 мирных граждан. И на национальность в этом случае не смотрел никто.

Впрочем, данные по другим этносам, в том числе и по русским, до сих пор крайне неполны. Но речь идет о десятках и сотнях тысяч убитых (часто максимально мучительно) людей.

Сам кондукэтор писал об этом так:

«Меня не волнует, войдем ли мы в историю как варвары… Если нужно, стреляйте из пулеметов», — и добавлял, — «многочисленная и примитивная славянская раса представляет не политическую или духовную, а сложную биологическую проблему для европейской рождаемости».

Бессарабией и Украиной дело не ограничилось. Далее румынские войска направились в Крым. И там тоже продемонстрировали себя «во всей красе».

Крым в крови и огне

Когда речь заходит об оккупации Крыма в годы Великой Отечественной войны в современной историографии довольно часто можно встретить словосочетание «немецко-румынские захватчики» или оккупанты. Такое «слияние» обусловлено тем, что немцы с румынами на полуострове действовали практически, как единое целое. Вплоть до общих цепочек командования. Периодически даже не немцы командовали румынами, в отдельных случаях румынские офицеры отдавали команды некоторым немецким подразделениям. При этом, в годы оккупации в Крыму дислоцировалось около 20 немецких и румынских разведшкол и групп, а регулярные военные части были представлены максимально широко. Особенно, кстати, «отличилась» по уровню жестокости румынская 4-я горнострелковая бригада, которая так активно воевала с партизанами, что истребляла мирное население целыми селами, а то и небольшими городами. Всего же против СССР пришли воевать 342 000 румынских солдат и офицеров.

wikimedia
Фото: wikimedia

Вообще, для ознакомления с масштабами трагедии крымской оккупации в самых общих чертах, можно обратиться к научной статье историков Геннадия и Дмитрия Гужва «Преступления немецко-румынских войск в период временной оккупации Крыма 1941—1944 гг.».

В этой работе говорится, к примеру о том, что:

«немецко-румынские захватчики проводили на территории полуострова политику полного геноцида мирного населения, включая женщин, стариков и детей. Людей расстреливали, топили в море, умерщвляли в газовых камерах, сбрасывали живыми в колодцы. Подобные массовые злодеяния были совершены в Севастополе, Симферополе, Керчи, Евпатории, Феодосии, других населенных пунктах Крыма. Так, в Симферополе за время оккупации были расстреляны, замучены или угнаны в рабство 22 828 мирных жителей и советских военнопленных, в Севастополе — 69 866 человек, в Ялте — 11 707, в Керчи — 43 429, Евпатории — 12 598, Феодосии — 11 300 человек».

Не обошлось и без сожжения заживо:

«В период обороны Севастополя в Инкермане, в штольнях завода шампанских вин, находился советский военный госпиталь. После отступления Красной армии в нем осталось много раненых бойцов и командиров, а также местных жителей, которые скрывались здесь от бомбежек. Передовые части немецко-румынских войск после захвата завода, пребывая в пьяном угаре, подожгли штольни. Местные жители, находившиеся неподалеку, слышали «душераздирающий крик, плачь, вопли о помощи», но ничем не могли помочь, так как рядом находились «пьяные орды немецко-румынских варваров, хладнокровно наблюдавших гибель беззащитных советских людей». Всего в штольнях погибли около трех тысяч женщин, стариков, детей и военнослужащих Красной армии».

В общем, думается, для общего понимания, достаточно и этих двух фрагментов. Тех же, кто желает ознакомиться с большим количеством подробностей, мы переадресуем к вышеозначенной научной работе.

Ушел в ад со спецэффектами, но не до конца

Все это делалось не только по указанию немецкого командования, но и с прямого одобрения Йона Антонеску. И он все же понес заслуженное наказание. Но даже процесс над собой и казнь он умудрился превратить в театр абсурда.

В 1944 году королю Румынии Михаю I пришлось организовать государственный переворот, чтобы свергнуть кондукэтора и взять его под стражу. Тот просто не желал расторгать договоренности с Гитлером и, судя по всему, продолжал верить в победу Рейха.

По итогам переворота Антонеску попал в Москву на Лубянку, а затем на суд уже коммунистическому правительству Румынии, где в 1946 году и был приговорен к расстрелу. При этом он не признал своей вины, но потребовал для себя высшей меры наказания. Нет, это не опечатка, бывший фюрер Румынии буквально заявил:

«Требую для себя смертного приговора, от прошения о помиловании отказываюсь».

А во время казни он орал на конвоиров, обзывая их «канальями». Антонеску протестовал против того, что его расстреливают «жандармы, а не военные» и сам командовал расстрельным расчетом.

В дальнейшем получилось, что «дедушка умер, а дело живет». Потому, что уже в нулевых в Румынии начались систематические попытки оправдания кондукэтора. В 2006 Апелляционный суд Бухареста постановил, что Антонеску и члены его правительства лишь «частично виновны», так как война Румынии против СССР была «превентивно-оборонительной» и «юридически оправданной» существованием на румынско-советской границе «постоянного и неизбежного чрезвычайного положения». Видимо, тут подразумевается как раз многострадальная Бессрабия, которую румыны геноцидили больше 20 лет. Очень, судя по всему, тревожились по поводу СССР. Прямо как сейчас по поводу России тревожится НАТО.

freepik
Фото: freepik

Более того, то, что румыны творили в Бессарабии с 1941 года, было классифицировано судом, как «легитимная война до устранения советской угрозы». В 2008 году Верховным кассационным судом Румынии это решение, слава Богу, было отменено.

Однако все это не помешало назвать именем Антонесу улицы в румынском городе Сату-Маре и городе Корду в Молдавии (!) под Кишиневом в 2010 году. А в 2023 году прошла информация о том, что на месте братской могилы советских воинов в селе Бравича в Молдавии местные власти собираются установить «монумент солдатам армии Йона Антонеску».

Что в итоге?

В общем, определенные «исторические традиции» Румыния блюдет с усилиями, достойными куда лучшего применения. В этом контексте, кстати, абсолютно ясными становятся мотивы жестокости прорумынских националистов из «Народного фронта Молдовы» в 1992 году, когда случилась Бендерская трагедия. Бои за приднестровский город Бендеры, в результате которых погибли почти 500 человек, свыше 1000 были ранены, а около ста тысяч мирных жителей города стали беженцами.

В этих событиях ясно прослеживался хорошо знакомый «почерк» идейных продолжателей дела румынского кондукэтора. В частности, мирное население вообще не рассматривалось, как мирное, а шло под нож в качестве «сопутствующих потерь».

Видимо, ровно эти же мотивы реванша «за Антонеску», а также следование его рассуждениям, про то, что «славяне – это сложный биологический фактор», гонят нынешних идейных продолжателей дела кондукэтора в поля Украины, где они с завидным постоянством и остаются. Повторяя, впрочем, судьбу своих предков.

Ранее точка писала о строительстве военной базы НАТО на территории Румынии.


Подготовил Александр Чаусов

Запад фальсифицировал историю много десятилетий. Теперь мы пожинаем плоды. Цветные революции, русофобия, коричневая чума на Украине. И вот мир вновь стоит на пороге Третьей мировой. Цикл материалов публициста, кандидата исторических наук Александра Чаусова в рамках проекта «ТОЧКА в истории» расставит правильные акценты и освежит память.


Подписывайтесь и читайте нас в удобном формате в соцсетях: ВКОНТАКТЕДЗЕН и ТЕЛЕГРАМ 

Главные новости